Обычная и либеральная мораль
Обмен учебными материалами


Традиционная и либеральная мораль



Профессиональная этика и этикет представляют собой интегральную дисциплину, объединившую несколько гуманитарных наук. Целью преподавания данного курса является формирование у будущих специалистов знаний и умений, способствующих совершенствованию их профессиональной и общей культуры. Студенты должны получить представление об основных понятиях и теоретических концепциях, научиться разбираться в актуальных проблемах этики, уметь обосновать собственный моральный выбор, понимать закономерности развития профессиональной морали, изучить основные принципы управленческой этики и делового этикета.

Данное пособие подготовлено на основе курса лекций по дисциплине “Профессиональная этика и этикет”. В пособии поднимаются актуальные проблемы этики и профессиональной морали. В нем рассматриваются темы, имеющие как чисто теоретическое, так и практическое значение для жизни человека. Отличительной особенностью данного пособия является то, что в нем широко представлены различные мировоззренческие позиции.

Помимо основной части пособие содержит введение, заключение, контрольные вопросы, которые должны способствовать организации самостоятельной работы студентов. В конце пособия представлен справочный аппарат: словарь терминов, алфавитно-именной и алфавитно-предметный указатели. Наиболее широко ознакомиться с вопросами, изложенными в пособии, студенты могут по источникам, приведенным в библиографическом списке. Библиографический список разделен на основную и дополнительную литературу, которую можно использовать для самостоятельной работы.

Пособие написано в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования и рабочей программой по дисциплине и рекомендовано для студентов всех специальностей и форм обучения Омского государственного института сервиса.

Автор


Введение

В настоящее время почти каждый человек столкнулся с многочисленными мировоззренческими проблемами, порожденными общим кризисом современной культуры, утратившей связь с большинством традиционных ценностей. Господствующие в культуре нравственный релятивизм и эстетическая всеядность, не способствуют формированию у человека целостной картины мира, устойчивой ценностной системы, позволяющей успешно ориентироваться в окружающей действительности.

Обретение основ нравственной жизни позволит восстановить духовное здоровье человека, гармонизировать его личную и общественную жизнь, а также поможет успешно решать профессиональные задачи. Этим целям и соответствует изучение таких дисциплин как профессиональная этика и этикет, которая призвана конкретизировать универсальные принципы морали и этикета применительно к специфике той или иной профессии.



Учебное пособие позволяет получить широкое представление о существующих теоретических концепциях, обозначить ценностные различия между традиционной и либеральной моралью, дореволюционной и современной российской деловой этикой, нормами морали и правилами этикета.

В данной работе предпринята попытка соединить известную научную толерантность при рассмотрении существующих теорий с наличием авторской позиции. Автор придерживается традиционалистских взглядов на большинство актуальных проблем универсальной и профессиональной этики.

При написании учебного пособия использованы основные учебники по профессиональной этике и этикету, которые представлены в библиографическом списке.


ТЕМА 1. этика как наука о морали

Предмет этики

Термин этика этимологически по происхождению восходит к древнегреческому слову ethos, первоначально, в частности еще в “Элиаде” Гомера означавшего “местопребывание”, “жилище”. Позднее данный термин приобрел иной смысл и стал трактоваться как характер, нрав человека. Взяв за основу это слово, Аристотель создал прилагательное ethicos, обозначив им особый класс человеческих добродетелей, которые относятся к характеру: мужество, мудрость, щедрость и т. д. Этические добродетели он отличал от интеллектуальных (памяти, удивления и др.). Науку, которая изучает эти добродетели он назвал “этикой”. Римский мыслитель Цицерон, заимствовав греческий опыт, образовал от слова mos (нрав, характер) прилагательное moralis (моральный), а в IV веке н. э. появляется термин moralitas, который означает мораль.

Таким образом, этимологически содержание таких слов как этика, мораль, нравственность, нравы совпадает. Но в ходе историко-культурного развития они стали иметь различное значение.

В настоящее время этика рассматривается как наука о морали. Мораль – это предмет изучения этики, духовно-практический, ценностно-ориентированный способ бытия человека.

Нравственность – это социальный уровень морали. Нравственность закреплена традицией, привычкой. Эта внешняя форма морали связывает людей в семье, государстве и обществе.

Нравы – это сложившиеся принципы взаимоотношений между людьми. В отличие от морали, которая говорит о том, что должно быть, нравы отражают реальное поведение людей. Нравы представляют конкретизацию постулатов морали применительно к условиям жизни данной исторической эпохи, данного народа и государства.

Человек сталкивается в жизни, прежде всего, с нравами и нормами нравственности. Пройдя через процесс социализации, усвоив базовые нравственные принципы, человек, вырастая, начинает критически осмысливать накопленный нравственный опыт и формировать собственные моральные убеждения. Так происходит становление моральной личности, которая в дальнейшем начинает влиять и на общественную нравственность. Как писал Гегель: “Мораль из нравственности вырастает и обратно в нее и возвращается”.

Предметом этики является изучение морали. Этика занимается выявлением происхождения морали, ее обоснованием, описанием существующих моральных кодексов, раскрывает ее место и роль в жизни общества, выявляет механизмы нравственного регулирования человеческой жизнедеятельности, критерии нравственного прогресса и дает практические рекомендации. Она рассматривает структуру нравственного сознания общества и личности, анализирует содержание и смысл таких категорий, как добро и зло, справедливость, долг, честь, совесть, свобода и ответственность, счастье и смысл жизни.

Специфика этики состоит в том, что, с одной стороны, она осмысливает, обобщает и систематизирует, т. е. отражает в виде этической теории и моральных кодексов те принципы, ценности и нормы поведения, которые формируются объективно, в процессе социальной практики. С другой стороны, будучи учением о морали, этика является одновременно частью самой морали. Иными словами, она не только отражает реальную мораль, но и задает ценностную основу человеческой деятельности, определяя, на что она должна быть направлена и в чем состоит ее совершенство – добродетель. Поэтому, действительно, этику изучают не столько для того, чтобы знать, что такое добродетель, сколько для того, чтобы стать добродетельным.

Этика долгое время существовала в рамках религии и философии и в относительно самостоятельную дисциплину выделилась лишь в конце XVIII века. Иммануил Кант впервые обосновал идею автономности, независимости этики от других способов познания. Он считал, что принципы морали изначально заложены в нашем разуме, поэтому этика представляет собой “чистую моральную философию” как совершенно самостоятельную науку. Этика не может и не должна опираться на религию и метафизику.

Этика изначально рассматривалась как философская наука, практическая философия. Огромное внимание этической проблематике уделяли древние философы: Конфуций, Будда, Сократ, Платон, Аристотель и др. Мыслители, анализирующие природу морали, вынуждены были решать сложные философские проблемы онтологии, теории познания и антропологии, поэтому небезосновательно русские философы Николай Бердяев и Владимир Соловьев считали этику завершающей частью философии. Но такой интерес к этике объясняется не только теоретической значимостью этических проблем, но и духовными запросами людей, придерживающихся моральных норм в своей повседневной жизни. Целью этики, в конечном итоге, является не знание, а добродетельное поведение.

В традиционных обществах роль этики всегда была чрезвычайно велика. В область ее компетенции входили практически все сферы общественной и духовной деятельности человека. Мораль являлась важнейшим способом регуляции активности людей.

В эпоху Возрождения начался постепенный пересмотр роли этики в культуре. Итальянский мыслитель Н. Макиавелли впервые попытался ограничить притязания этики, выявить ее практическую несостоятельность. Он теоретически обосновал необходимость отделения политики от морали, т. к. пришел к выводу, что нельзя быть хорошим государем не будучи моральным преступником. Политическая система сама по себе требует от человека способности действовать аморально. Позднее в этом же направлении начал размышлять английский экономист Адам Смит, который установил, что успех в экономической деятельности достигается не через альтруизм, а через эгоистическое стремление к собственной выгоде [10]. В капиталистическом обществе традиционная мораль стала помехой для успешного функционирования экономики. Большинство традиционных добродетелей не вписываются в рыночную систему. Например, аскетические идеалы подрывают производство, снижают спрос.

Немецкий мыслитель К. Маркс отмечал, что общественные отношения в современное время приобретают отчужденный, вещный характер. Они регулируются не личными, моральными качествами, а деньгами, функциональной целесообразностью. Современный человек воспринимается в обществе не столько как личность, сколько как носитель функций и ролей, которые задаются извне, системой, в которую он включен. От человека требуют профессионализма, а не моральности. Моральное совершенствование не вполне гармонирует с общественными запросами. Человек должен отвечать вкусам и ожиданиям других людей.

Таким образом, в Новое время сфера этики стала сужаться. Функции этики стали принимать на себя другие дисциплины: социология, психология, право и др. Более того в XIX веке существенно изменились представления о предмете этики. Из теории морали она превратилась в критику морали. Этика стала заниматься не столько обоснованием морали, сколько доказательством ее релятивности и фальшивости.

Наибольший вклад в переоценку сущности морали внес немецкий философ Фридрих Ницше. Он считал, что традиционная мораль, основанная прежде всего на христианских ценностях, является обманом, лицемерием, способом господства человеческого стада над великими личностями. Мораль нужна неполноценному большинству, но не одаренным людям. На социальной природе морали настаивал и Карл Маркс. Мораль представляет собой надстроечное явление, отражающее определенные общественно-экономические отношения, поэтому она носит изменчивый, относительный характер. Мораль не автономна, она служит интересам того или иного класса. Традиционная мораль позволяла господствующему классу идеологически контролировать, управлять трудящимися.

В результате существенной дискредитации традиционной морали, в настоящее время получила преобладание либеральная мораль, отрицающая прежние ценности. В этих условиях, как отмечает российский мыслитель А. А. Гусейнов, этика как теория морали становится ненужной. Сохраняется потребность в существовании лишь прикладной, профессиональной этики [10, с. 25]. Таким образом, приходится признать, что в настоящее время этика находится в глубоком кризисе, как и вся современная культура. Однако, несмотря на кризис, роль этики в жизни общества будет неуклонно возрастать, поскольку каждый человек и общество в целом, на самом деле, очень остро нуждаются в нравственных ориентирах, утраченных в результате политических, религиозных и культурных катаклизмов XX века.

Специфика морали

Что такое мораль? Каждый крупный мыслитель имеет собственное понимание сущности морали, поэтому невозможно дать единое и бесспорное ее определение. Мораль к тому же представляет собой довольно сложное явление, проявляющееся на двух уровнях: 1) как характеристика личности, совокупность моральных качеств, добродетелей; и 2) как характеристика отношений между людьми, совокупность моральных норм (требований, заповедей, правил) [12, с. 12].

В первом значении мораль традиционно рассматривается как способность человека господствовать над самим собой, т. е. над своими природными влечениями и эгоистическими желаниями. Во втором значении, мораль – это нормы, позволяющие построить гуманные отношения между людьми.

Если суммировать основные характеристики морали, которые выделялись крупнейшими этиками, то ее можно определить как: 1) господство разума над аффектами; 2) стремление к высшему благу; 3) добрую волю, бескорыстие мотивов; 4) способность жить в человеческом общежитии; 5) человечность или общественную (человеческую) форму отношений между людьми; 6) автономию воли; 7) взаимность отношений, выраженную в золотом правиле нравственности.

Эти определения обозначают разные аспекты морали. Они взаимосоотнесены друг с другом таким образом, что каждое из них предполагает все остальные [17, с. 26].

Если попытаться определить специфику морали, позволяющую отличать ее от других форм духовной деятельности человека, то отметим следующее:

· в отличие от права она имеет внутреннюю, а не внешнюю принудительную силу. Она управляет человеком через совесть.

· мораль не институциональна, за ней не стоят многочисленные социальные организации и аппарат государства. Мораль может опираться лишь на общественное мнение и на убеждения отдельного человека.мораль имеет всепроникающий характер, поэтому неизбежно присутствует как в жизни каждого человека, так и во всех сферах общественной деятельности (в политике, экономике, праве, религии, философии, искусстве). Не существует ни одного человека или сообщества, у которых бы совершенно отсутствовали моральные представления. Даже в преступных группировках существует своя мораль, которая отражает ценности уголовного мира.

· предписания морали носят универсальный, общечеловеческий характер и применимы в самых различных жизненных ситуациях, чего не скажешь, например, о нормах права, в компетенцию которых не входит довольно широкий спектр поступков (например, опоздание на лекцию, бестактность и др.)

· мораль имеет ценностно-оценочную природу. С помощью морали мы оцениваем себя и окружающий мир. Все нравственные представления обладают качествами всеобщности и общезначимости, но не имеют никакого отношения к истине. Поиск истины (адекватного отображения объекта мыслью) не вполне согласуется с основной задачей морали, заключающейся в обеспечении единства ценностных ориентаций людей. Поэтому неслучайно, что нравственные убеждения так же, как и вкусовые предпочтения, не поддаются верификации (т. е. научной проверке).

· в отличие от познания, мораль не отражательна, она самостоятельна по отношению к этому миру. В природе самой по себе, в том числе и в человеческом естестве нет ни добра, ни зла. Поэтому мораль – феномен сверхъестественный, сверхприродный. Человек обретает нравственность вопреки всем законам природы. В своих высших проявлениях мораль также возвышается и над социальными закономерностями общественной жизни.

· мораль – это представления о должном. В этом смысле мораль всегда противостоит действительности, нравам, т. е. тому что реально существует. Мораль ориентирована на преобразование самого человека и общества. Мораль – это представления о совершенном человеке и идеальных взаимоотношениях между людьми. Поэтому мораль не может не быть в определенной мере утопичной. При этом представления о должном в истории этики постоянно менялись. Для Сократа мораль – это благоразумие, для христиан – способность к покаянию и любви, для Канта – долг, для Гегеля – лояльность и т. д.

· у моральных ценностей не существует научного обоснования. Такой точки зрения в частности придерживается современный английский этик Дж. Мур. Он доказал, что невозможно определить, опираясь на логику, что такое добро [36]. Ключевые термины этики не являются научными понятиями, они – продукт метафизических размышлений. Все моральные представления гипотетичны, интуитивны. Поэтому не случайно мораль так часто подвергается отрицанию. Но если даже допустить, что у морали нет теоретического обоснования, то очевидно, что в ней есть практическая необходимость. Все внеморальные стремления человека являются феноменами природной или социальной необходимости, в рамках которой живут не только люди, но и животные. Только следование моральному закону позволяет людям преодолевать детерминацию и выстраивать подлинно человеческие отношения. Без морали человеческое общество не выживет, а человек не сможет стать Человеком.

Традиционная и либеральная мораль

В древности в сферу этики входили все сферы общественной и духовной деятельности человека: экономика, политика, искусство и религия. Такой всеохватывающий характер этики объяснялся тем, что в ту эпоху добродетельность считалась необходимым условием успеха в любой области человеческой жизни. Личные качества человека, его добродетельность обеспечивали прочность существующей цивилизации.

Традиционная мораль принципиально отличается от либеральной, поскольку она ориентируется на должное, а не на сферу сущего. В этом смысле она всегда противостоит действительности, нравам, т.е. тому что реально существует. Традиционная мораль настаивает на необходимости преобразование человека и общества. Она содержит представления о совершенном человеке и идеальных взаимоотношениях между людьми, поэтому ей в определенной мере свойственна утопичность. Традиционная мораль опирается на несколько аксиом:

1. Существует онтологическое основание морали, выводящее ее из сферы чисто человеческой субъективности и произвола. В качестве такого объективного основания в религиозной этике выступает Бог (в восточных культурах – Небо, Дао, Брахман), рационалистическая этика опирается на идеальный мир или на трансубъективный характер человеческого разума. Во всех традиционных этических системах постулируется существование некого высшего начала, через которое можно обосновать и оправдать моральные предписания. Таким образом, традиционная мораль неизбежно опирается на религиозную или философскую веру.

2. Человеку изначально присуща свободная воля, способность выбирать между добром и злом.

3. Человек – это существо не столько природное, сколько духовное, поэтому он может контролировать и преобразовывать свои природные влечения.

4. Человек способен на альтруистические, бескорыстные поступки по отношению к другим людям.

Если поставить под сомнение любую предпосылку, то начинает разрушаться все здание традиционной морали. Такой процесс и произошел в 19 веке, когда Фридрих Ницше провозгласил «смерть Бога», Чарльз Дарвин доказал, что человек представляет из себя всего лишь высшее природное существо, а Карл Маркс на место свободы поставил «осознанную необходимость».

В результате такой дискредитации традиционной морали получила преобладание либеральная мораль, отрицающая прежние ценности. Традиционная мораль, тем не менее, не исчезла, но стала очевидна ее уязвимость для научной критики. Ведь ключевые термины этики не являются научными понятиями, они продукт метафизических размышлений.

Почти все традиционные моральные представления вписаны в какой-то определенный религиозно-философский миф. Но именно эта мифологическая наполненность придавала этическим учениям жизненность и необычайную действенность. Традиционная мораль не исключала необходимости обращения к рациональному знанию, но находилась все же в рамках символического мышления. Моральное совершенствование рассматривалось в качестве способа восстановления единства бытия, расколотого на материальную и духовную реальности, макро- и микрокосмос. Поэтому мораль опиралась не столько на знание, сколько на духовный опыт, обретаемый в результате совершения определенного ритуала, обряда или таинства.

В западной этике, тем не менее, неоднократно предпринимались попытки интеллектуализировать нравственность. Греческий философ Сократ был убежден, что все добродетели должны быть основаны на разуме. Человек, обладающий знанием, по его представлению, не мог стать безнравственным. Рационализм, свойственный учению Сократа, слишком обеднил мораль и показал всю глубину непонимания мыслителем истинных механизмов нравственной жизни, что, в конечном итоге, и привело его к гибели. Уже Аристотель, несмотря на весь свой рационализм, вынужден был признать, что познание добра и зла не обязательно сопровождается желанием поступать хорошо. Для обретения добродетели требуется и эмоционально-волевая убежденность. Кроме этого, Аристотель полагал, что далеко не каждый человек стремится к знанию и способен им овладеть, но даже, если оно и усвоено, то чаще всего не способно наставить человека на путь добродетели, поэтому мыслитель больше уповал на регулирующую силу законов: «Ведь кто живет по страсти, пожалуй, и слушать не станет рассуждения, которые отвращают (его от страсти), а если и станет, не сообразит (что к чему)... И вообще, страсть, по видимому, уступает не рассуждениям, а насилию». Таким же бессилием веет от рационалистической этики И. Канта, которая не предложила никаких реальных механизмов, позволяющих следовать моральным предписаниям. Эта чрезмерная рационализация привела, в конечном итоге, к разложению христианского мифа и к упадку традиционной этики на Западе.

На Востоке традиционная этика не подверглась столь серьезным деформациям, поэтому имеет смысл рассмотреть основные принципы моральной регуляции именно на восточном материале. Наверное, самой разработанной является конфуцианская этика, следование которой в течение уже третьего тысячелетия позволяет обеспечивать стабильность китайского общества.

Заслуга Конфуция состоит в том, что он в центр нравственной жизни человека поставил ритуал, благодаря которому и становится возможным усвоить добродетели, которые должны быть присущи благородным людям (человеколюбие, сыновья почтительность, справедливость, верность долгу и пр.). Добродетели проявляются только через ритуал: «Почтительность вне ритуала утомляет, а осторожность вне его ведет к трусости; при смелости вне ритуала поднимают смуту, от прямоты вне ритуала становятся нетерпимы» [38, с. 53]. Вне ритуала даже хорошие качества человека приобретают разрушительный характер, потому что они лишены сакральности, не вписаны в единый ритм единого социально-космического организма. Дело все в том, что этика Конфуция базируется на идее тождественности социальной и космической справедливости. Он выстроил строгую иерархическую систему, пронизывающую космос и социум как единое сакральное целое. Ритуал был призван восстанавливать и поддерживать равновесие и гармонию в обществе и во всей Вселенной.

Ритуал – это также наилучший способ реализовать принцип равенства в отношениях между неравными людьми. По Конфуцию, подавляющее большинство людей не стремятся к знанию, они не в состоянии освоить и придерживаться этического учения. Конфуций считал, что люди не равны по своим способностям, поэтому рациональная часть его этического учения обращена только к благородным мужам: «Учитель сказал: «Кто возвышается над средним человеком, с тем можно говорить о высшем; но с тем, кто его ниже, о высшем говорить нельзя... Народ можно принудить к послушанию, но его нельзя принудить к знанию...Я не встречал еще того, кто любил бы добродетель также сильно, как чувственные наслаждения» [34, с. 44, 60]. Ритуал – это единственное средство морального воспитания простого народа, но он не является он излишним и для благородных мужей. Ритуал обеспечивает согласное существование людей, дает им общие символы. Его нельзя игнорировать, исходя из абстрактных принципов.

Таким образом ритуал выступает у Конфуция и как форма символического мышления, и как принцип иерархического понимания бытия, и как метод структурирования космоса и социума.

Идеи Конфуция, несмотря на присущую им архаичность, и в наше время не утратили своей актуальности. В Китае, Японии, Корее и других странах Тихоазиатского региона конфуцианская этика не только вписалась в реалии рыночной системы, но и, несомненно, способствовала их динамичному социально-экономическому развитию. В этих странах до сих пор живы идеалы трудовой этики, прививающие трудолюбие уже новым поколениям. Этика бизнеса продолжает основываться на традиционных конфуцианских добродетелях.

В России также были удачные попытки согласования новых форм деятельности с традиционной этикой. Например, русское купечество изначально опиралось на православную мораль. Как вспоминал впоследствии известный предприниматель Владимир Павлович Рябушинский: «В этой среде, ориентированной на православную нравственность и вековую народную мудрость, учились мелочам, ритуалу, а через них и духу московской хозяйственной деятельности». Таким образом, мы видим, что ритуальность является важнейшей характеристикой не только конфуцианской нравственности, но органически присуща всем традиционным этическим системам, к которым безусловно относится и православная мораль. Православная нравственность вырастала из понимания сакрального смысла совершаемых христианских обрядов и таинств, которые имели ритуальный характер.

Либеральная мораль, которая с эпохи Нового времени утверждается в западной культуре, опирается на совершенно новые философско-ценностные основания. Центральным положением либеральной этики является идея морального приоритета индивида по отношению к обществу. Мораль не может требовать от человека жертвовать своими интересами во имя общественных нужд. Свобода и самореализация личности становятся главными ценностями в либеральной этике.

Но не эти идеи отличают ее от традиционных этических учений, многие из которых носили индивидуалистический характер (например буддизм и даосизм). Специфика либеральной морали заключается в натуралистическом понимании индивида. Он лишается какой-либо качественной определенности, отличающей его от животных. Человек рассматривается как неискоренимо эгоистическое существо, который в своей деятельности не может не преследовать исключительно своекорыстные интересы, выражающиеся в погоне за удовольствиями и успехом.

Либеральная мораль отказывается от всякого онтологического обоснования, характерного для традиционных этических учений. Мораль должна отражать естественные стремления человека, поэтому неправомерно постулировать существование каких-либо универсальных ценностей, которые могли бы регулировать поведение индивида, вопреки его природным склонностям. Либеральная мораль утверждает, что только сам человек имеет право выносить суждения о добре и зле. Люди могут думать и поступать так, как они хотят.

Подобный этический релятивизм по мнению идеологов либерализма полностью соответствует интересам самого индивида и отражает принципы, на основе которых реально функционирует общество. Традиционные нравственные ценности любви, милосердия, альтруизма противоречат природе человека и препятствуют успешному социально-экономическому развитию.

Таким образом, классический либерализм указывает на нецелесообразность функционирования традиционной морали во всех важнейших сферах общественной жизни. Мораль в прежнем виде может сохраняться только в частной жизни человека. С либеральной точки зрения, мораль – это вообще личное дело индивида, можно сказать, его прихоть, а не необходимая система, призванная регулировать его жизнь.

В либеральной этике, тем не менее, не говорится о том, что общество вообще должно лишиться морального измерения. Просто мораль понимается по-новому, по аналогии с рынком. В теории разумного эгоизма, особенно популярной в эпоху Просвещения, мораль выступает, по существу, как саморегулирующаяся система, в рамках которой стремление к собственному благу способствует благу других людей и обществу в целом. В либеральной этике мораль также сама превращается в товар, в одно из рыночных предложений. Таким образом, мораль вместе с универсальностью потеряла и свою самоценность. Она превратилась лишь в одно из возможных средств, необходимых для достижения успеха. Апелляция к морали происходит только тогда, когда это выгодно и наиболее эффективно.

В рамках этики утилитаризма, отражающей по существу законы функционирования рыночной системы, была сделана попытка выделить в качестве общезначимого критерия моральности принцип полезности. Согласно этому принципу, какое-либо действие становится правомерным с этической точки зрения только в том случае, когда суммарный полезный эффект этого действия превышает суммарный полезный эффект любого другого действия, которое могло бы быть совершено вместо действия первого. Таким образом, теория утилитаризма предполагает наличие возможности количественного измерения благ. Принцип полезности призван стать тем механизмом, с помощью которого становилась бы возможной гармонизация частных интересов и обеспечение общего блага. Реализация этого принципа должна приводить к взаимовыгодному использованию людьми друг друга.

В целом, следует сказать, что положения теории утилитаризма, действительно соответствуют основным механизмам рыночной системы, которая ориентируется на максимальную эффективность, необходимую для получения наибольшей прибыли. Но эта доктрина, тем не менее, имеет существенные изъяны, не позволяющие удовлетворительно ответить на целый ряд вопросов. Например, непонятно, как вообще возможны количественные измерения общественной полезности. Что полезнее для общества обеспечение здоровья людей или получение максимальной экономической прибыли, достигнутой сокращением расходов на здравоохранение и борьбу с загрязнением окружающей среды? В утилитаризме также не раскрывается механизм того, каким образом частная польза содействует общему благу. Вызывает сомнение и само наделение моральным статусом таких утилитарных понятий как польза, эффективность, выгода, успех.

Утилитаризму не удалось удовлетворительно согласовать идеи либеральной морали с ценностями, претендующими на универсальный характер. В конечном итоге, даже одному из основателей утилитаризма Джону Миллю пришлось признать, что «большая часть поступков совершается не из стремления к всеобщей пользе, а просто из стремления к индивидуальным пользам»... В результате вопреки намерению утилитаристов показать мораль как совокупность норм и действий, реально содействующим общему благу, мораль предстала всего лишь как сфера проявления благоразумных частных интересов.

Либеральная мораль в отличие от традиционной не стремится преобразовывать общества и ориентировать человека на самосовершенствование. Эта мораль призвана отражать уже существующие социально-утилитарные отношения, в которые она не привносит ничего существенно нового. Либеральная мораль не признает разделения должного и сущего, поскольку она полностью находится в сфере последнего.

Исходя из этой логики, правомерным будет утверждение, что она не нужна вовсе, потому что нет смысла упорядочивать стихийно-складывающиеся отношения между людьми, а важнейшие сферы общественной жизни и без морали эффективно регулируются механизмом рынка, демократическими институтами и законодательством. Но здесь выявляется внутренняя противоречивость либеральной морали, которая может парализовать институты общества. С одной стороны, она отдает на откуп социальным институтам всю сферу управления людьми, а с другой, – фактически признает, что любые гражданские обязанности (даже в демократическом обществе) представляют опасность для индивидуальных свобод и интересов. Как пишет Е. Л. Дубко: «Либерализм разрушает гражданские ценности, часто поддерживает антиобщественные взгляды и установки. Культура, основанная на «конкурирующих» ценностях и чисто субъективных предпочтениях, недостаточно прочна» [15, с.67].

Таким образом, либеральная мораль не может органично вписать человека, понимаемого как отдельная, замкнутая в себе монада, в какую-либо социальную или духовную целостность.

Преобладание либеральных ценностей неизбежно приводит и к существенным изменениям в профессиональной этике. Отказ от традиционной морали, на универсальных ценностях которых были основаны профессиональные кодексы морали, привел к моральному перерождению и дискредитации в глазах общества целого ряда ранее уважаемых специальностей. Современная профессиональная этика, ориентирующаяся на либеральные ценности, не требует от специалиста личной добродетельности и желания принести благо другим людям. Следование нормам профессиональной этики предполагает лишь принятие определенных правил игры, позволяющих добиться наибольшей эффективности в данной деятельности. Наилучшей иллюстрацией этого тезиса является этика бизнеса, в которой постулирование большинства этических норм обусловлено лишь необходимостью взаимовыгодного сотрудничества в среде предпринимателей. От индивида требуют профессионализма, а не моральности. Формула, что «хороший человек – это не профессия», в обыденном сознании приобрела некую самоочевидность. При этом следует заметить, что, в принципе, личная добродетельность и хорошее владение профессиональными навыками вовсе не исключают друг друга, но в условиях преобладания либеральной модели профессиональной этики специалистам часто приходится жертвовать своими убеждениями, чтобы не потерять профессиональный статус и свое место в системе.

Главная уязвимость либеральной морали состоит в том, что она предельно внутренне противоречива и сама подрывает те ценности, на которых основана. В рамках либеральной этики, на самом деле, невозможно формирование по-настоящему самостоятельной личности, независимой от диктата общества. Если следовать логике прагматического мышления, то получится, что само по себе стремление к независимости и самостоятельности личности не должно являться некой самоценностью, а лишь средством, позволяющим добиться успеха. Успех же человека зависит не только от него самого. Успех возможен только через соотнесение своих достижений с результатами деятельности других людей. Успех, в конечном итоге, зависит от признания общества. Чтобы быть успешным, человек должен соответствовать вкусам и ожиданиям других людей. Поэтому «иногда более выгодно... не перекраивать под себя обстоятельства и людей, но приспосабливать себя под них и решать тем самым свои жизненные проблемы. Так прагматизм оказывается органически сплетенным с конформизмом, то есть с сознательно принимаемой индивидом зависимостью от мнения других людей, группы, с отказом от собственных принципов и суждений в угоду тем, от кого зависит личное благополучие; а в конечном счете – с утратой индивидуального своеобразия» [61, с. 25].

Таким образом, получается, что все провозглашаемые либеральной моралью ценности являются фикциями, которые скрывают стремление по-новому подчинить человека обществу. Только в отличие от авторитарных этических систем, в которых человека заставляли отказываться от личностного развития в угоду общественным интересам, в данном случае, индивид добровольно отрекается от собственной индивидуальности, поскольку это оказывается выгодным и способствующим достижению успеха.

Конформизм – это тот идеал, которому, на самом деле, поклонялись великие либеральные мыслители Джон Локк, Давид Юм, Адам Фергюсон, Адам Смит и др. Конформизация – это единственный реальный моральный механизм, придуманный либералами, позволяющий «гармонизировать» частные и общественные интересы, в результате чего происходит трансформация социально-опасного индивидуального эгоизма в групповой эгоизм, или корпоративизм. С помощью конформизма, действительно, возможно поддерживать определенную стабильность в обществе, но единство такого рода будет чисто механическим, лишенным живых человеческих связей. Конформизм неизбежно уничтожает личный, родственный характер отношений между людьми, углубляет взаимную отчужденность.

Если признать конформистский характер либеральной этики, то ее разрушительный потенциал может и не стоит преувеличивать, поскольку в любом обществе конформистские отношения всегда занимают определенное место. Очевидную опасность представляют всерьез воспринятые либеральные ценности, поскольку попытки их реального воплощения неизбежно приводят к дезорганизации общественных механизмов как это произошло в нашей стране в начале и в конце ХХ века. На самом же Западе, как это ни парадоксально, интересы самостоятельной личности изначально не были приоритетными в ценностном отношении. Ярче всего этот тезис доказывает трагическая судьба Сократа, казненного за свободомыслие в эпоху расцвета афинской демократии. В конформистском западном обществе либеральные идеи и демократические институты служат во многом ширмой для обширной системы манипуляций, с помощью которых и осуществляется реальное управление людьми.

Конформизм существовал во все времена. Он логически вытекает не только из либеральной морали, но и из большинства авторитарных моральных учений, возникших в рамках традиционной этики. Но в культурном отношении конформизм конформизму рознь. Следует отметить, что либеральная этика морально обосновала конформизм совершенно нового типа, т. е. конформизм, основанный на ценностях полезности, эффективности, успеха и выгоды. Но эти ценности противоречат базисным основаниям не западных культур, поэтому их восприятие, вместо желаемого процесса конформизации, может порождать общественные катаклизмы. Признавая неизбежность наличия в любом обществе конформистских настроений, необходимо все же не забывать, что этическую легитимизацию они получают, опираясь на традиционные ценности.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная